ЕДИНОБОРСТВА:

ПЕРСОНАЛИИ:

ПРОЧЕЕ:

 

 


  НАШИ СПОНСОРЫ:

ЛЗИНАН СИНЛЗЛТО

Карате >ЛЗИНАН СИНЛЗЛТО

Дзинан Синдзато родился в деревне Кумэ в префектуре Наха в 1901 году. Он был малорослым и слабым ребенком, но, обучаясь у Мияги, стал сильным и здоровым. Закончив муниципальное коммерческое училище в городе Наха, Дзинан работал служащим в банке, затем инспектором по венерическим болезням, а позже поступил в полицию, где занялся дзюдо.

Историк Гэнкай Накаима, также один из бывших учеников Мияги, жил по соседству от Синдзато и вспоминал о его акробатических упражнениях; его часто можно было видеть с белой лентой вокруг шеи, подтягивающимся на одной руке на перемычке ворот своего двора.

В 1939 году Синдзато получил квалификацию РЭНСИ от ассоциации Дай Ниппон Будокай и позже, уйдя из полиции и поступив в префектуру, он преподавал в клубах дзюдо и каратэ коммерческого училища. Дзинан Синдзато оставался с Ми-яги, пока его не убили в городе Кин на северной Окинаве в самом начале битвы за Окинаву в 1945 году.

ОБУЧЕНИЕ

Один из учеников Мияги, Гэнкай Накаима, вспоминал, что тренировки проводились во дворе дома Мияги по понедельникам, средам и пятницам с трех часов дня до восьми вечера. Новые ученики выполняли предварительные упражнения для укрепления тела, занимались поднятием тяжестей, чтобы подготовить себя физически к занятиям каратэ, отрабатывали движения ног в кате Сантин вверх и вниз, вверх и вниз. Накаима сказал, что Мияги часто часами говорил на такие темы, как особенности техники каратэ, современное положение в мире каратэ, происхождение китайского бокса, связи, существующие между каратэ и буддизмом, и взаимосвязь каратэ и отдельных аспектов окинавской культуры.

Мияги не уставал повторять, что «кату Сантин следует выполнять по 30 раз в день; если бы кто-нибудь отрабатывал эту кату всю свою жизнь, то у него практически не было бы необходимости учить что-либо еще — в Сантине есть все». Однажды он заметил, что последние движения каты Сантин, выполняемые двумя руками, аналогичны положению рук в некоторых буддийских статуях.

Сэйко Хига

Дзинан Синдзато

Чтобы объяснить секреты своего каратэ, Мияги часто в качестве аналогии приводил иву, противостоящую напору сильного ветра: ствол остается неподвижным, в то время как ветви сгибаются под его напором, и превосходящая сила ветра не может им повредить. Накаима однажды слышал, что Мияги может автоматически  отразить  молчаливую  атаку сзади, и простодушно спросил его, нет ли у него глаз на затылке. На это Мияги ответил, что в такие моменты испытывает особое ощущение, нечто вроде шестого чувства. Мияги часто говорил, что занятия без учителя подобны блужданию во тьме и в поисках учителя он побывал у многих мастеров, включая Тёмо Ханасиро.

Сейтоку Хига (один из моих учителей ти) сказал мне, что во время этих поисков Тёдзюн Мияги, Дзинан Синдзато, Сэйко Хига и несколько их товарищей по учебе, прослышав, что Мацу Киндзё (Матия Бунтоку) из города Итоман изучил секретные принципы китайского бокса в Фучжоу, отправились к нему. Представившись и объяснив причину своего приезда, они попросили его продемонстрировать свое искусство. Киндзё повязал хатимаки (головную повязку) вокруг лба и начал исполнять нечто похожее на медленный зомбиобразный танец. Сэйко Хига, думая, что бедный старик впал в старческий маразм, сдержался, однако вспыльчивый Синдзато вскочил на ноги и, бросив вызов, немедленно атаковал Киндзё, предполагая, что последний хочет одурачить их. Киндзё, который на самом деле относился к своему выступлению вполне искренне и серьезно,  отразил удар, в результате чего Синдзато вылетел за дверь, а затем в сад и, тяжело упав на землю, повредил себе спину. Остальные без дальнейших церемоний удалились, не произнеся ни слова на всем пути домой. Позже передавали, что Мияги сказал: «И вновь я иду ощупью по неосвещенной дороге».

Эйити Миядзато, который потерял своего отца во время сражения за Окинаву, нашел в лице Мияги не только учителя, но и человека, который заменил ему отца.  Он сказал мне, что, хотя тренировки были очень тяжелые, муштра армейского типа, которая практикуется в современном японском каратэ, отсутствовала. Она процветала в основном в школах. В додзе у Мияги было 10 учеников, которые занимались, как правило, самостоятельно. Их занятия контролировались и корректировались Мияги, который включил в программу их тренировок большое количество упражнений по поднятию тяжестей. Додзё имело вполне характерный для того времени вид: это  был  маленький двор,  окруженный  каменной стеной и баньяновыми деревьями, который освещался с помощью масляных ламп. В дождливые дни тренировок не было. Когда Миядзато присоединился к этой маленькой группе, он провел первый месяц, выполняя шаги из каты Сантин, в течение второго месяца он отрабатывал шаги и блоки, а третий месяц ушел на тренировку шагов, блоков и ударов. Позже он участвовал в спаррингах с защитными приспособлениями. Миядзато рассказывал мне, что если бы можно было развивать и пропагандировать каратэ как вид спорта с использованием защитного снаряжения, то оно скоро стало бы популярным во всем мире. Мияги создал и испытал на своих учениках различные защитные приспособления, но не завершил своей работы на последней стадии из-за нехватки необходимых для этого материалов в послевоенной Японии. Миядзато также вспоминал, что, по словам Мияги, секретные принципы каратэ заключаются в «скромном, смиренном отношении к жизни и окружающим в сочетании с упорной, тяжелой тренировкой».