ЕДИНОБОРСТВА:

ПЕРСОНАЛИИ:

ПРОЧЕЕ:

 

 


  НАШИ СПОНСОРЫ:

ДЗЭНПО СИМАБУКУРО

Карате > ДЗЭНПО СИМАБУКУРО

Сын Дзэнрё Симабукуро, Дзэнпо Симабукуро, придает большое значение как традиционному, так и современному каратэ и считает, что каждый, проходящий обучение, должен найти золотую середину: «Только потому, что мы доверяем современному, мы не должны забывать о старом». Он сказал мне, что хочет сделать всех своих учеников счастливыми, поэтому вкладывает в обучение «и сердце, и душу», но иногда ученики все же скисают и уходят, и это очень печалит Дззнпо.

Дзэнпо Симабукуро начал заниматься каратэ под руководством своего отца, когда ему было 10 лет. С 1963 по 1966 год он жил и преподавал каратэ в Пенсильвании, США. У него было 9 клубов от Калифорнии до Нью-Йорка и один в Мексике.

В 1975 году он посетил их вновь, но был разочарован новоявленной тенденцией к коммерциализации и признался, что ему стоило больших трудов уберечь свою организацию от развала. «Учитель  каратэ,— говорит  Симабукуро,— должен  быть проницательным, обладать хорошим характером и обучать на собственном примере». Он считал, что у учителей каратэ в Соединенных Штатах отсутствовала дисциплина, а спортивные соревнования, которые они организовывали, больше напоминали показ мод, причем все участники носили длинные волосы и были одеты в разноцветные кимоно.

По мнению Симабукуро, до некоторой степени в появлении этих тенденций виноваты молодые окинавские учителя, они таким образом разрушают «хорошее впечатление от каратэ». Он заявил, что многие из этих учителей неквалифицированны и преподают только из-за финансовых соображений, раздавая черные пояса кому попало и незаслуженно. «Большинство американских солдат,— сказал он,— проводят на Окинаве только два года, поэтому предпочитают заниматься у тех учителей, которые гарантируют получение черного пояса за это время

Однажды американский солдат, у которого был второй дан, пришел позаниматься к Симабукуро, однако тот, видя, что подготовка солдата не соответствует его квалификации, сказал, что если он будет у него заниматься, то потеряет право на ношение черного пояса. Солдат не мог согласиться с этим, хотя признал, что уровень подготовки в додзё Симабукуро очень высокий.

Симабукуро придерживался мнения, что, если бы за границей преподавали «хорошие» окинавские инструкторы, уровень каратэ в других странах, конечно, возрос бы. Я не смог установить точно, что значит «хорошие» и «плохие», но было очевидно, что Симабукуро не совсем ладил с некоторыми членами Всеокинавской федерации каратэ-до. Эта черта характера распространялась и на других учителей. Он открыто выражал свою неприязнь к Сёсину Нагаминэ, который, по словам отца Симабукуро (слышавшего это от Тётоку Кьяна), был «высокомерный и заносчивый». Симабукуро также заявил, что многие из учеников Нагаминэ, занимавшихся в дневное время, ушли от него, потому что он договорился с туристической компанией ежедневно принимать у себя несколько автобусов с туристами из центральной Японии, которые за небольшую плату могли с восхищением и обожанием наблюдать за учениками, проделывающими обычный комплекс упражнений, продиктованных этой туристической компанией! «Ютёку Хига,— прошептал Симабукуро,— использует каратэ для усиления своей политической власти».

Когда Дзэнпо Симабукуро был моложе, у него было честолюбивое стремление распространить каратэ по всему миру, однако когда я брал у него интервью, он высказал мнение, что слишком большая организация будет неуправляемой, и поэтому он открыл около 20 додзё, о которых он заботился, «как о своей семье».

На Окинаве у него не было настоящих учеников (что было неудивительно), однако он снабдил меня списком имен некоторых из его «последователей» в- Америке, а именно: Эдварда Такаэ, Уолтера П. Дэйли, Джека Марка, Кима Дигинаки-са, Стива Уотэрза, Лэрри Холла, Дона Кеннеди — и Нобору Исакава в Мексике.

Сэйбукан является неплохим, чистым, хорошо освещенным спортивным залом из железобетона. Тренировки проходят по понедельникам, средам и пятницам с 19.00 до 21.00. Симабукуро преподает стиль своего отца в его первозданном виде, его движения быстрые, угловатые и точные. Как учитель он очень строг, пунктуален и требователен к ученикам. По вечерам на учебу собираются от 20 до 30 учеников, но многие отсеиваются через два или три месяца тренировок из-за тяжелых нагрузок и постоянного повторения и отработки базовых движений.

Принимая это близко к сердцу, Симабукуро сказал: «Почему я должен истязать свое тело ради них, чтобы потом они проходили мимо меня не замечая?» «В спарринге,—уверял он меня,—стараются обнаружить достоинства ученика и развить их».

Однако тренировка по спаррингу, которую я наблюдал сам, часто перерастала в жестокую бойню , когда двух мальчиков разного возраста и телосложения заставляли драться друг с другом, несмотря на протесты и нежелание младшего принимать в этом участие и на жестокое поражение, заканчивавшееся слезами.

Юные ученики тренируются в зале Сэйбукан

«Сэйбукан,— объяснил мне Симабукуро,— означает «Школа священного искусства», это название говорит о том, что основное внимание здесь уделяется духовному развитию личности ученика. Дело не в том, сколько у вас учеников, а в том, насколько они хорошие».